Category: история

Книга "Династия Шервудов в культуре и истории России"

Наконец в Историческом музее вышла книга "Династия Шервудов в истории и культуре России". В книге публикуются все материалы по строительству Исторического музея (в том числе неосуществленные проекты оформления залов Музея), все картины В.О.Шервуда, хранящиеся в Музее, а так же неосуществленные проекты Верхних торговых рядов и Московской городской Думы. Отдельные статьи посвященные В.В. и Л.В.Шервудам. Моя статья о Кошелевском и строительстве Храма во имя Христа Спасителя на Воробьевых горах.

В Приложении публикуется книга В.О. "Опыт исследрвания законов искусства. Живопись, скульптура, архитектура, орнаментика".


09341575e5176a8d9c9577104caf882e

Collapse )

Памятник героям Плевны на Китай-городе - а вы видели его изнутри?

Originally posted by dlkhg at Памятник героям Плевны на Китай-городе - а вы видели его изнутри?
Думаю, не ошибусь, если скажу, что каждый москвич знает этот памятник. Находящийся на Китай-городе шатер-часовня, поставленный в память о гренадерам, павшим в бою под Плевной, во время Русско-турецкой войны 1877—1878. А вы знаете как выглядит памятник изнутри?
Давайте заглянем :)


Collapse )

Спасибо за внимание!

Подлинный контракт, заключенный с Правлением мастером англичанином Шервудом

В последние дни декабря 2016 года я, наконец, вырвал время, чтобы съездить в Петербург и посмотреть в архиве некоторые дела. Одним из таких дел было дело «О требуемом Иностранцем Шервудом вознаграждении за установку трепальных и чесальных машин при Александровской мануфактуре» (РГГИА, ф. 758, опись 24, д. 37О). Оказалось, что в деле более 100 страниц, большая часть из которых — переписка чиновников Опекунского совета Ведомства Императрицы Марии Федоровны (вдовы Павла I) об устройстве механических машин для обработки шерсти на Александрийской мануфактуре и проблем с связанных с работой этих машин. В целом же, благодря этому делу мы имеем полную информацию о работе Василия Яковлевича Шервуда на Александрийской Мануфактуре в 1800–1803 гг. К сожалению, за один день расшифровать все документы я не успел и потребуется специальная поездка в Петербург, скорее всего не раньше весны, чтобы обработать все листы этого дела.Collapse )

Из истории одного московского строительства. Ч. 5

8.
(ЦИАМ, ф. 243, о.7, д. 7, л. 15)

Записано в 1 пункте
на Августа 1827.

Прошение служившего в штате бывшей Комиссии Каменных дел мастера 14 класса Кошелевского, поданное 25 прошедшего июня (по Комитету № 478), в котором пишет, что с 1822 года вызван он был (прописать все прошение в 3 лице). Определено: Поелику разбирательства поданных притензий до Комитета не относятся, то сие прошение Г. Кошелевского возвратить ему с надписью с тем, что он буде иместь право искать на Г. Витберга, может просить особо, в учрежденных местах.
Collapse )

Из истории одного московского строительства. Ч. 3

2.
(ЦИАМ, ф. 243, о.7, д. 7, л. 51 об.–54 об.)



Подано было 1825 года Апреля 14-го

В Комиссию о построении Московского Храма
во имя Христа Спасителя
14 класса Каменных дел мастера Кошелевскаго

Рапорт

В силу даннаго мне предписания из оной Коммиссии Марта 29 дня
с доставлением списка с определения в общем заседании Коммиссии, состоящей 18 февраля 1825 г.

Предписывается, чтобы во время производившихся работ на разныя строения, доставить сведения во всех принимаемых материалах и сделать подробные и точные отчеты. Обязанность сию всякий должен исполнять, но при теперешних обстоятельствах, когда порядок в течении дел не только не соблюден, но и совсем потерян, сие выполнить невозможно.Collapse )
sport-comfort

Шервудский Лес. часть 1

Впервые опубликовано в сборнике «Санкт-Петербург – Великобритания. XYIII – XXI вв.». СПб, Издательство «Европейский Дом», 2014.

Иосиф Романовский
Ольга Шервуд

ШЕРВУДСКИЙ ЛЕС
(Один английский род в России: механики и художники)

«Я глубоко интересуюсь одаренными от Бога людьми и считаю их единственной силой земли русской». В.О.Шервуд
«Вы, господа, Англию не знаете и не понимаете ее; если бы вы понимали англичан и желали бы им подражать, то, прежде всего, были бы искренно-русскими патриотами, потому что это есть самая существенная черта англичан». Пров Садовский. (Цитата приведена В.О.Шервудом в своих «Воспоминаниях»)


Фамилию Шервуд до сих пор приходится в разных конторах произносить буквально по слогам и пояснять записывающим ее: «Ну, Робин Гуд, Шервудский лес, помните?». Из детства - из стихов Бернса в вольном переводе Маршака - благородного разбойника знают; но при упоминании его владений еще лет тридцать назад восклицали: «Да-да, «Шербургские зонтики»!...».
Нынче тот мюзикл забылся, зато появились во множестве фильмы и сериалы про чудесного поборника справедливости, к тому же выяснилось, что звучным словом «Шервуд» именуются разные компании, кафе, есть даже коттеджный поселок под Москвой и петербургская музыкальная группа. Но только редкие люди, заслышав при знакомстве фамилию, проявляли свою осведомленность. Одни говорили, стесняясь немножко: «Шервуд-Верный?». А другие, наоборот, уважительно: «Из тех самых, скульпторов?».
Как получилось, что один из славных родов России, и скромность тут нас не остановит, практически неизвестен соотечественникам – при том, что буквально каждый день на телеэкране возникает здание, ставшее самым зримым и существенным нашего семейства проявлением?
Речь идет о здании Исторического музея на Красной площади в Москве, построенного по проекту Владимира Осиповича Шервуда, прадеда авторов этих заметок. Пользуясь случаем, мы хотим рассказать о Шервудах в России. История рода еще не написана, хотя в разных источниках советского времени кое-какие факты опубликованы - нередко с идеологической окраской, что понятно. Некоторые Шервуды, неважно, с этой фамилией или уже другой, в разное время составляли родовое древо – сейчас в нем ??? имен. Пытались и сами, частным образом, найти какие-то документы и сведения, но в советские годы это было нелегко. Архивы недоступны, а кроме того, с одной стороны, на горизонте маячили возможные родственники за границей, с другой – «серое» начальство нередко воспринимало фамилию как еврейскую. В обоих случаях «правильнее» было не высовываться.
И лишь теперь стараниями наших московских кузенов Андрея Монастырского, художника и реставратора, и Юрия Лонгинова, историка, дело сильно подвинулось. Ими создан сайт «Дом Шервудов», там опубликованы найденные Юрием в архивах потрясающие документы, на которые мы, с любезного разрешения кузенов, будем здесь, в частности, ссылаться.
Все мы происходим от Вильяма Шервуда, механика по шерстечесальным машинам. В 1800 году он прибыл из Гринвича (историческое графство Кент, нынче Большой Лондон) на Александровскую мануфактуру под Петербургом. По-видимому, был некий запрос Двора соответствующим институциям Британской империи: требовались специалисты. В 1798 году император Павел Петрович решил построить на берегу Невы – там, где сейчас Обуховский завод, - «большую механическую мануфактуру, которая производила бы хлопковую и шерстяную пряжу и ткани… идея была крайне современной: механическое прядение только-только было изобретено в Англии».

Collapse )
sport-comfort

Шервудский Лес. часть 2

Еще в Московском историческом архиве сохранилась метрическая книга церкви Иоакима и Анны, где найдена запись о венчании 25-летнего Иосифа Васильевича Шервуда и 16-летней Елизаветы Николаевны Кошелевской 16 января 1825 года.

Ее батюшка Николай Степанович (1761—1829) тоже был фигурой примечательной: «от старого казацкого рода», он приехал в Петербург из Запорожья, выпускник Императорской Академии Художеств, русский архитектор, инженер. Масон. Он «архитекторским помощником» с 1782-го по 1784-й участвовал в строительстве Третьего Исаакиевского собора; с 1788-го по 1790-й - Таврического дворца. С 1799-го по 1801-й в Академии Художеств при архитекторе Захарове состоял помощником, тогда же в Петербургском Арсенале построил «для отлития оружия печь, помещавшую в себе до тысячи пуд металла».
С 1801-го по 1803-й при Адмиралтействе был каменных дел мастером. Строил в Херсоне, на Дону, «при партикулярной должности у господ графа Гудовича и фельдмаршала Румянцева», «по ведомству дирекции Мариинского канала, в столице при Петропавловской крепости и Главном Гребном Порте, а на Охтинском пороховом Заводе был мастером плотинного и механического дела». Наконец, «с 24 мая 1819 по 1822 год находился при построении Дворца Его Императорскому Высочеству Князю Михаилу Павловичу» (теперь Русский музей). Ему посвящено немало страниц в воспоминаниях Владимира Осиповича в связи с близостью Кошелевского ко двору, а также его учебе в Академии художеств, знакомству с Пушкиным, спасением им художника Тропинина от чумы и прочими красочными и волнующими эпизодами.
Интересно и то, что Николай Степанович был женат на дочери капитана морской службы Иванова (из любви к мужу, который заболел, она однажды перебежала Неву по тронувшемуся льду) - отсюда, как считается в семье, единственный ручеек поистине русской крови в нашей ветке рода. В семье Иосифа и Елизаветы Шервуд (она младше мужа на десять лет) было четверо детей. И среди них – Владимир Иосифович, или Осипович, не раз уже тут помянутый будущий академик живописи (18.8.1833 – 09.07.1897). Он родился в селе Истлеево Елатомского уезда Тамбовской губернии, куда молодые уехали, видимо, вскоре после венчания. И где Иосиф, бывший механик, вступает в службу в «Губернское правление копиистом 1825 года июля 27»; к моменту рождения сына Владимира он уже регистратор.

Collapse )
sport-comfort

Шервудский Лес. часть 3

Но пора перейти к петербургской ветви рода, которую авторы этих заметок и представляют. Мы – внуки младшего сына Владимира Иосифовича – Леонида Владимировича Шервуда (1871 – 1954). Он считался непутевым в семье. Как дед писал в своей автобиографической книжечке «Путь скульптора» (1937), его ежегодно исключали из гимназий, так как «мне никак не давалось изучение латинского и греческого языков… Живое и непосредственное ощущение реальной жизни было уже тогда во мне настолько сильно, что педантическая зубрежка мертвых языков казалась мне совершенно неинтересным и бесцельным занятием».
Л.В.Шервуд в мастерской
И дальше: «Любовь к труду и врожденная самостоятельность привели к тому, что я стал исполнять в семье все черные работы. Желая уменьшить расходы нашей большой семьи, состоявшей из двенадцати человек, я научился сам чинить обувь».
Тогда Леониду было четырнадцать лет. Он начал «прислуживать» отцу в мастерской и потихоньку от него копировать в глине фрагменты античных слепков. «Способность мою к скульптуре отец открыл случайно» - велел вылепить сапог для какой-то большой фигуры: «Ты знаешь обувь, может быть, сделаешь». Результат убедил Владимира Иосифовича в том, что сына надо готовить к поступлению в Московскую школу живописи, ваяния и зодчества, что и случилось в 1986 году (вообще, ее закончили пять Шервудов).
В 1891-м Леонид закончил курс с двумя медалями (за рисунок и за барельеф), выполнил «заказ на маленький памятник проф. Боголюбову» и на эти деньги отправился в Петербург - в Академию художеств: желание учиться перебороло даже необходимость помогать отцу (которого он называет стариком, хотя тому было 59 лет). Успешное окончание Академии отмечалось поездкой за границу; его маршрут был таков: Варшава, Вена, Мюнхен, Венеция, Рим, Милан. («Меня больше всего привлекали современные импрессионисты, которые были главным образом в Милане… по совету П.Трубецкого я обошел и изучил целый ряд кладбищ – единственное место, где современные скульпторы создавали большие композиции».) Но «хотелось учиться у Родена», и в 1900 году он уже в Париже, где, кроме всего прочего, открывается мировая художественная выставка, - стажируется в мастерских великого скульптора и его ученика Бурделя (через много-много лет наставника Джакометти).

Collapse )

Облюбование Москвы. Девичье поле

Рустам Рахматуллин о Девичьем поле и памятнике Н.И.Пирогову. (Неточности: В.О.Шервуд умер в 1897 г., особняк М.И.Рекк (1897, Москва, Пятницкая улица, 64) строил его сын архитектор С.В.Шервуд).

А в Воспоминаниях В.О.Шервуд упоминает, как юношей видел Пирогова на одном из московских балов:

"Любопытно вспомнить мне, что и Пирогов присутствовал на этом знаменитом маскараде. Великий князь Михаил Павлович беспредельно добрый, умный и даже остроумный, имел неприятность с ним по поводу бальзамирования одной особы (Алексея Николаевича, его племянника), где Михаилу Павловичу показалось, что Пирогов своим спокойным и равнодушным отношением к процессу высказал несколько циничное отношение, но, в сущности, это был обыкновенный хирургический прием. Михаил Павлович был очень зол на него. Случилось, что около Пирогова собралась группа, и он был обращен спиной к Великому князю, когда беседовал с окружающими его. «Это что за плешь?» — спросил Великий князь. Пирогов немедленно повернулся. «Ваше Высочество, эту плешь и в Филадельфии знают», и отошел в сторону".


Originally posted by archnadzor at Облюбование Москвы. Девичье поле