Из истории одного московского строительства. Ч. 2
paleog
1.
(ЦИАМ, ф. 243, о.7, д. 7, л. 39–51)


Подано было мною 1823 года августа 10 дня Его Высокопревосхо­дительству, по Комиссии первенствующему члену Сергею Сергеевичу Кушникову.

Краткое описание на представляемое строение к сооружению Храма во имя Христа Спасителя, с показанием расположения и конструкции онаго здания. Вычисление одного только фундамента, по коему можно судить, чего оный храм будет стоить, ежели бы была возможность его выстроить.
Читать дальшеCollapse )

Из истории одного московского строительства. Ч. 1
paleog
В этом и последующих очерках будут опубликованы архивные материалы, относящиеся к строительство Храма во имя Христа Спасителя на Воробьевых горах в 182–1828 гг. и участию в строительстве Николая Степановича Кошелевского, дедушки по материнской линии Владимира Осиповича Шервуда. В статье я намеренно не затрагиваю ни историю конкурса на сооружение Храма, ни сам проект архитектора Витебрга (если он был вообще) — это отдельные темы. Все документы публикуются впервые. В последнем очерке я так же выложу текст статьи отдельным файлом в пдф.

В очерке приняты сокращения: ГАРФ Государственный архив Российской Федерации; ОР РГБ Отдел рукописей Российской государственной библиотеки; ЦИАМ Центральный исторический архив г. Москвы.



К истории одного московского строительства
А. Л. Витберг и Н. С. Кошелевский

Николай Степанович Кошелевский (1755–1829) — инженер и архитектор, дедушка Владимира Осиповича Шервуда по материнской линии. В.О.Шервуд родился через три года после смерти Н.С.Коше­левского, но в своих воспоминаниях посвящает рассказам о его жизни и приключениях отдельную главу. Источником этих рассказов, очевидно, были бабушка Владимира Осиповича Екатерина Ивановна Кошелевская и его тетя Мария Николаевна Кошелевская, издательница журнала «Вестник Парижских Мод». По-видимому, в семье существовал своего рода культ Кошелевского и его образ оказал сильное влияние на формирование Шервуда как личности. Нельзя не отметить психоло­гическое сходство деда и внука: исключительно серьезное отношение к работе, бес­ком­промиссность и уверенность в своей правоте, настойчи­вость и порой упрямство, ироничное и даже снисходительное отношение к своим оппонентам. Насколько можно судить по архивным материалам, рассказы и истории, приводимые Шервудом в «Воспоминаниях», соот­ветствуют реальным событиям. Для темы нашей статьи это важно в виду одного эпизода, связанного со строительством Храма во имя Христа Спасителя на Воробьевых горах, который мы процитируем далее.

Рассказывая истории из жизни Кошелевского, Шервуд упоминает и его друзей: архитекторов А.Захарова, К.Росси, художника В.Тропинина, скульптора Г.Замараева, писателя Н.Новикова. Особенно интересно упоминание о том, что Кошелевский был масоном. Возможно, знакомст-во Кошелевского и Витберга, а также приглашение Кошелевского на строи­тельство Храма состоялось как раз в связи с их участием в масон­стве. И, конечно, важным для живописца Витберга (не архитектора!) был опыт Кошелевского как инженера и строителя. О таком опыте хорошо свидетельствует Аттестат о службе и достоинстве Н.С.Кошелев­ского, сохранившийся в архиве В.О.Шервуда.




АТТЕСТАТ
(ОР РГБ, ф. 526, о. 7, д. 24)

По указу Его Императорского Величества дан сей состоявшему в штате бывшей Комиссии сооружения Храма в Москве во имя Христа Спасителя младшим каменных дел мастером 14-го класса Николаю Степанову сыну Кошелевскому в том, что он, как по делам той Комиссии значит, в службу вступил из дворян в Императорскую Акаде­мию Художеств воспитанником 1763 года, из которой по окончании наук выпущен с Аттестатом 1-й степени и с чином 14-го класса 1782 года апреля 21-го. Находился при должностях:
Читать далееCollapse )

Завод и дом Николая Эдуардовича Бромлея у Крымского моста.
Anna Ivanova

Две фотографии из архива Фаворских
paleog
Вчера нашлись две неизвестные фотографии в архиве В.А. Фаворского. Наверное, начало-середина 70-годов XIX в.


Владимир Осипович Шервуд






Иван Егорович Забелин


Спасибо Ивану Дмитриевичу Шаховскому за разрешение опубликовать эти две фотографии в журнале.

Всеволод Сергеевич Шервуд
paleog
Два года искал фотографию этого человека. Вот благодаря Anna Ivanova нашел.
Художник Всеволод Сергеевич Шервуд (1882–1915). Сын архитектора С.В. Шервуда. Окончил Училище живописи, ваяния и зодчества, учился в школе Шимона Холлоши в Мюнхене. Последний владелец усадьбы Шервудов и строитель нового каменного терема. Назывался одним из возможных авторов Ласточкина Гнезда в Крыму. Умер 34 лет в Крыму, похоронен в Донском монастыре.

Найти бы теперь хотя бы одну его картину.




Верфь Николая Эдуардовича Бромлея в Москве
paleog
Originally posted by il_ducess at Верфь Николая Эдуардовича Бромлея в Москве
Недавно мне показали вот эту раскрашенную гравюру



Судоверфь Николая Эдуардовича Бромлея у Крымского Моста.
Завод сгорел в начале 20 века еще до революции и от верфи и дома Бромлеев у Крымского осталось только одно здание, где теперь размещается дирекцтя ЦПКиО им. Горького

(no subject)
sport-comfort
sgt_pickwick
IMG_20150314_141856_0

Императорский Московский Университет Медицинский Факультет. Выпуск 1913 год. У памятника Николаю Пирогову.

Две фотографии
paleog
Две редкие фотографии из архива Натальи Касаткиной.



Николай Эдуардович Бромлей на прогулке на своем автомобиле. Москва 1900 г.





Он же с дочерью Натальей. Москва, 1910-е годы.

Шервудский Лес. часть 1
sport-comfort
sgt_pickwick
Впервые опубликовано в сборнике «Санкт-Петербург – Великобритания. XYIII – XXI вв.». СПб, Издательство «Европейский Дом», 2014.

Иосиф Романовский
Ольга Шервуд

ШЕРВУДСКИЙ ЛЕС
(Один английский род в России: механики и художники)

«Я глубоко интересуюсь одаренными от Бога людьми и считаю их единственной силой земли русской». В.О.Шервуд
«Вы, господа, Англию не знаете и не понимаете ее; если бы вы понимали англичан и желали бы им подражать, то, прежде всего, были бы искренно-русскими патриотами, потому что это есть самая существенная черта англичан». Пров Садовский. (Цитата приведена В.О.Шервудом в своих «Воспоминаниях»)


Фамилию Шервуд до сих пор приходится в разных конторах произносить буквально по слогам и пояснять записывающим ее: «Ну, Робин Гуд, Шервудский лес, помните?». Из детства - из стихов Бернса в вольном переводе Маршака - благородного разбойника знают; но при упоминании его владений еще лет тридцать назад восклицали: «Да-да, «Шербургские зонтики»!...».
Нынче тот мюзикл забылся, зато появились во множестве фильмы и сериалы про чудесного поборника справедливости, к тому же выяснилось, что звучным словом «Шервуд» именуются разные компании, кафе, есть даже коттеджный поселок под Москвой и петербургская музыкальная группа. Но только редкие люди, заслышав при знакомстве фамилию, проявляли свою осведомленность. Одни говорили, стесняясь немножко: «Шервуд-Верный?». А другие, наоборот, уважительно: «Из тех самых, скульпторов?».
Как получилось, что один из славных родов России, и скромность тут нас не остановит, практически неизвестен соотечественникам – при том, что буквально каждый день на телеэкране возникает здание, ставшее самым зримым и существенным нашего семейства проявлением?
Речь идет о здании Исторического музея на Красной площади в Москве, построенного по проекту Владимира Осиповича Шервуда, прадеда авторов этих заметок. Пользуясь случаем, мы хотим рассказать о Шервудах в России. История рода еще не написана, хотя в разных источниках советского времени кое-какие факты опубликованы - нередко с идеологической окраской, что понятно. Некоторые Шервуды, неважно, с этой фамилией или уже другой, в разное время составляли родовое древо – сейчас в нем ??? имен. Пытались и сами, частным образом, найти какие-то документы и сведения, но в советские годы это было нелегко. Архивы недоступны, а кроме того, с одной стороны, на горизонте маячили возможные родственники за границей, с другой – «серое» начальство нередко воспринимало фамилию как еврейскую. В обоих случаях «правильнее» было не высовываться.
И лишь теперь стараниями наших московских кузенов Андрея Монастырского, художника и реставратора, и Юрия Лонгинова, историка, дело сильно подвинулось. Ими создан сайт «Дом Шервудов», там опубликованы найденные Юрием в архивах потрясающие документы, на которые мы, с любезного разрешения кузенов, будем здесь, в частности, ссылаться.
Все мы происходим от Вильяма Шервуда, механика по шерстечесальным машинам. В 1800 году он прибыл из Гринвича (историческое графство Кент, нынче Большой Лондон) на Александровскую мануфактуру под Петербургом. По-видимому, был некий запрос Двора соответствующим институциям Британской империи: требовались специалисты. В 1798 году император Павел Петрович решил построить на берегу Невы – там, где сейчас Обуховский завод, - «большую механическую мануфактуру, которая производила бы хлопковую и шерстяную пряжу и ткани… идея была крайне современной: механическое прядение только-только было изобретено в Англии».

Read more...Collapse )

Шервудский Лес. часть 2
sport-comfort
sgt_pickwick
Еще в Московском историческом архиве сохранилась метрическая книга церкви Иоакима и Анны, где найдена запись о венчании 25-летнего Иосифа Васильевича Шервуда и 16-летней Елизаветы Николаевны Кошелевской 16 января 1825 года.

Ее батюшка Николай Степанович (1761—1829) тоже был фигурой примечательной: «от старого казацкого рода», он приехал в Петербург из Запорожья, выпускник Императорской Академии Художеств, русский архитектор, инженер. Масон. Он «архитекторским помощником» с 1782-го по 1784-й участвовал в строительстве Третьего Исаакиевского собора; с 1788-го по 1790-й - Таврического дворца. С 1799-го по 1801-й в Академии Художеств при архитекторе Захарове состоял помощником, тогда же в Петербургском Арсенале построил «для отлития оружия печь, помещавшую в себе до тысячи пуд металла».
С 1801-го по 1803-й при Адмиралтействе был каменных дел мастером. Строил в Херсоне, на Дону, «при партикулярной должности у господ графа Гудовича и фельдмаршала Румянцева», «по ведомству дирекции Мариинского канала, в столице при Петропавловской крепости и Главном Гребном Порте, а на Охтинском пороховом Заводе был мастером плотинного и механического дела». Наконец, «с 24 мая 1819 по 1822 год находился при построении Дворца Его Императорскому Высочеству Князю Михаилу Павловичу» (теперь Русский музей). Ему посвящено немало страниц в воспоминаниях Владимира Осиповича в связи с близостью Кошелевского ко двору, а также его учебе в Академии художеств, знакомству с Пушкиным, спасением им художника Тропинина от чумы и прочими красочными и волнующими эпизодами.
Интересно и то, что Николай Степанович был женат на дочери капитана морской службы Иванова (из любви к мужу, который заболел, она однажды перебежала Неву по тронувшемуся льду) - отсюда, как считается в семье, единственный ручеек поистине русской крови в нашей ветке рода. В семье Иосифа и Елизаветы Шервуд (она младше мужа на десять лет) было четверо детей. И среди них – Владимир Иосифович, или Осипович, не раз уже тут помянутый будущий академик живописи (18.8.1833 – 09.07.1897). Он родился в селе Истлеево Елатомского уезда Тамбовской губернии, куда молодые уехали, видимо, вскоре после венчания. И где Иосиф, бывший механик, вступает в службу в «Губернское правление копиистом 1825 года июля 27»; к моменту рождения сына Владимира он уже регистратор.

Read more...Collapse )

?

Log in